Сад Елены Глубоковских

 

Японский сад в России

Площадь сада - 20 соток

Начало создания сада - 2007 год

Изначально план Елены заключался в сохранении на участке его "родных" растений (сосен, вересков, подбелов, багульников), лишь местами она собиралась подсадить рододендроны и можжевельники. Но жизнь внесла свои коррективы. Верески не выдержали бесконечной беготни детей и топтания, в частоколе сосен было не комфортно находиться, "подсадить" растения - и то оказалось проблемой, так как в сфагнуме мало что могло расти. Со временем появился, хоть и небольшой, но опыт жизни на природе. Концепция сада изменилась, и нужен был новый план. Елена начала создание сада с организации пространства. Ее воображение рисовало объемы – и появлялись холмы. Дорожки прокладывались там, где было бы удобно по ним ходить, в самых уютных уголках поставили скамеечки для отдыха. И постепенно из молодого соснячка начали проступать очертания сада. Японского…

Сад Елены Глубоковских

Почему японского? Оказалось, что Елене очень близка эстетика японского сада. С самого начала она собирала фотографии красивых садов и тех уголков, которые ей особенно нравились. Часто просматривая их, она постоянно отбраковывало то, что приедалось, удаляла надоевшие виды. В итоге остались лишь фотографии японских садов. Больше всего Елене нравится Сайходзи (Кокэдэра). И то, что японский сад мхов произвел на нее неизгладимое впечатление, у меня не вызывает особого удивления. Природа того района в Ленинградской области, где располагается сад Елены, очень напоминает природу знаменитого Сайходзи. До сих пор в моем восприятии сад Лены во многом перекликается именно с Кокэдэра: огромные сосны, мягкие подушки мха, отражение лесных папоротников в водоеме и загадочные тропинки навевают такие же ощущения тишины, спокойствия и романтической грусти. Неслучайным мне также показался и тот факт, что другие сады, которые нравятся Лене (Сисэндо, Корин-ин, Кэннин-дзи, Кодай-дзи) – в большинстве случаев дзэнские. Это или чайные сады, или сады при буддистских храмах 13 века. Единственным исключением является сад Сисэндо, который относится к эрмитажным садам эпохи Эдо, но и там есть сухой ландшафт.

Сад Елены Глубоковских

Сад Лены невозможно рассматривать частями, раскладывая его на составляющие элементы. Даже при беглом взгляде на фотографии возникает ощущение целостности и единой структуры. Композиция сада включает в себя насыпные холмы, на которых растут взрослые сосны. Между ними голубоватой лентой струится «река» из щебенки, подчеркивая округлые контуры берегов. Первоначально участок представлял собой красивое торфяное болото, заросшее частоколом лысоватых молодых сосен. По словам Лены, улучшение почвы оказалось самым сложным делом в процессе создания сада: «Абсолютные горожане, мы и не догадывались, что бывают дачи без земли. Когда поняли, что купили, был шок - два метра растущего сфагнума на абсолютно белом кварцевом песке. А потом возник азарт». Песок, гравий, привозная земля – все это за короткое время уходило в торф, на котором мало что могло расти. Холмы высотой 60 сантиметров за сезон проседали на 40 сантиметров, причем, неравномерно, сводя на нет все усилия по созданию формы. Поэтому несколько лет ушло на то, чтобы создать у себя на участке благоприятные условия: машинами завозился торф с компостированными опилками и земля, осенью все это щедро засыпалось толстым слоем березового листа, пока, наконец, не появилась возможность заняться непосредственно посадками.

Сад Елены Глубоковских

Растения Елена не столько выбирала, сколько прислушивалась в этом вопросе к своему саду. Это он диктовал, что будет там хорошо расти, а что нет. Сейчас здесь отлично себя чувствуют рододендроны, бересклеты, клюква, голубика, можжевельники и сосны. Папоротники и мох усиливают образ лесного уголка, а густые заросли ирисов подчеркивают природность пруда. Водоем площадью около семи квадратных метров выполняет не только декоративную, но и практическую функцию дренажа. Елена не использовала в пруду пленку или бетон, поэтому берега смотрятся очень естественно и не нуждаются в дополнительной декорации камнем. Небольшой деревянный мостик словно приглашает полюбоваться на спокойную гладь воды, в которой отражаются покачивающиеся на ветру высокие деревья.

Сад Елены Глубоковских

Сад Елены Глубоковских

Сад Елены Глубоковских

Сосны, благодаря уходу, за несколько лет похорошели, они дают ту редкую тень, в которой процветает средний и нижний ярусы посадок. По словам Елены, выбор растений и форма холмов для нее были самым приятным и легким делом. В ее саду почти всегда преобладает зеленый цвет. Исключение составляет весна – пора цветения рододендронов, ирисов и почвопокровных растений. В это время сад приобретает нежно-сиреневые тона. Второй раз яркие краски появляются осенью, когда листва бересклетов и спирей окрашивается в различные оттенки желтого, оранжевого и красного. Как и полагается настоящему японскому саду.

Сад Елены Глубоковских

Сад Елены Глубоковских

При взгляде на сад Елены, у меня возникает такое же ощущение, как когда рассматриваешь фотографии дзэнских японских садов. Созданный руками человека ландшафт кажется природным и естественным. Тихое и уютное место для уединения, созерцания, размышлений, отдыха. И это при том, что здесь мы не найдем ни одного японского фонаря, ни одной статуи или беседки, которые указывали бы на принадлежность японскому стилю. Даже камней тут практически нет, если не считать отсыпку. Правда, за одним исключением. Этот камень-пирамидка давно вызывает у меня интерес. Из рассказа Елены я узнала, что первоначально здесь стоял только один камень. Но однажды, во время прогулки, ее младший сын сделал для него «шапочку». Он положил сверху два небольших камушка: плоский и округлый. Вместе все это смотрелось настолько гармонично, что Лена оставила пирамидку в таком виде. Но, даже несмотря на эту непритязательную историю ее возникновения, она постоянно притягивает мое внимание. Каждый раз, когда я смотрю на фотографию, мне кажется, что эта пирамидка поставлена здесь не случайно, и она имеет какой-то свой особый, тайный смысл. Кто знает, может быть и в каких-то японских садах каменные композиции приобретали свое значение уже после их создания?

Сад Елены Глубоковских

Сад Елены Глубоковских

Сад Елены Глубоковских

Размышляя над этими неслучайными случайностями и над тем, что в саду нет явных указателей на родство с Японией, я каждый раз понимаю, что этот сад японский. Японский он и по своей сути, и по моему, как зрителя, восприятию. В нем ощущается характерная для дзэнских садов недосказанность, тайна, грусть.

Сад Лены может вызывать разные ассоциации. Кто-то увидит в нем спокойную реку, заключенную в тесные рамки берегов, и готовую разлиться в период половодья. Кому-то покажется, что это лесной пейзаж с застывшим болотцем, где вот-вот раздастся пение кукушки. А может, основная притягательность этого сада заключается в открытом светлом пространстве около деревянного домика, окруженном таинственным, сказочным лесом? У каждого наверняка будут свои аналогии, свои воспоминания, свои впечатления. Лично для меня это «сад туманного утра». Возможно, при небольшом храме в лесу или в горах, где можно забыть обо всем на свете, погрузившись в медитативное наслаждение запахами, звуками, образами. Где можно погладить мягкий мох или, задев рукой ветку сосны, почувствовать ее тонкий аромат. Настоящий дзэнский сад...

Сад Елены Глубоковских

Сад Елены Глубоковских

Сад Елены еще не закончен. Многое она планирует доделать, что-то хочет поменять. Некоторые идеи возникли у Лены после посещения в 2011 году трехмесячных курсов Натальи Бурмистровой по японским садам, включавших двухчасовой мастер-класс Ямада Мидори. На площадке в ботаническом саду Санкт-Петербурга Ямада объясняла принципы создания цубо. По словам Лены, эта необыкновенная женщина «простыми словами смогла донести то, что в книгах не прочтешь… Гениально! Просто, доступно, с большой любовью к японским садам и большим уважением к нам». Несмотря на то, что мастер-класс был по цубо, Елена очень много для себя почерпнула, хотя ее сад никакого отношения к цубо не имеет. Прежде всего, она окончательно поняла, что идеал сада для нее – это японские сады. Второе – то, что в саду все должно быть удобно пользователю, и что любое функциональное пространство можно сделать эстетичным и красивым. Вот еще некоторые закономерности, которыми поделилась со мной Елена и которые, возможно, помогут кому-нибудь при создании сада:

- Стриженые сферами кустарники здорово расширяют небольшое пространство.

- Красота ажурной листвы более впечатляет, когда есть фон, либо предмет, на который она отбрасывает красивую тень.

- Извилистые дорожки расширяют пространство.

- Взгляд скользит по стриженной ровной поверхности и «притормаживает», если изгородь выстрижена с чередованием округлых объемов.

мастер-класс Ямада Мидори

Зная Лену, я уверена, что через некоторое время мы увидим воплощение ее новых интересных идей в ее чудесном саду. С нетерпением буду ждать новых фотографий!

Японский сад в России

Автор фото - Елена Глубоковских

Текст - Ирина Андрианова

 

anshin - душевное спокойствиеanshin©2011 Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.
Предложения о сотрудничестве, а также замечания и пожелания по сайту присылайте по адресу: anshin-sad@mail.ru

тел: 8 (965) 121-80-60 с 10.00 до 20.00