японский сад

 

Моя Фукусима

Предисловие

Таро Айдзу – японский поэт, сочиняющий гогёси. Кроме гогёси он также пишет хайку и хайбун. Все три вида стихов представлены в книге «Моя Фукусима».
Гогёси Таро Айдзу просты, полны смысла, поэтичны и лишены украшений. В них просматривается наблюдательность автора, его острый взгляд. Эти произведения застают читателя врасплох, переворачивают его мир. Его поэмы выражают чувства Таро: буквально в нескольких словах он делится с нами своими радостями и страхами, заставляя нас переживать вместе с ним, ибо его слова находят отклик в нашем сердце. Мы чувствуем его любовь к Фукусиме, не так давно полной света и жизни. Но… внезапно мать-природа показала свою злую мощь: землетрясение, цунами и… взрыв на атомной станции.

Теперь жизнь уже не та, что прежде: дети играют с дозиметрами на шее, зеленые рисовые поля заполнены цезием, пляжи пустуют, дождь тихо убивает все живое, но есть и надежда на великолепное цветение Такисакуры, старого вишневого дерева. Вот лишь несколько из тем великолепных гогёси, принадлежащих перу Таро.


Кошка,
Не ведающая,
Что слизывает
Дождь из цезия
Со своей мокрой шерсти.


Все мы когда-то мокли под дождем. Но могли ли мы знать, что в нем содержится? Только представьте себе весь ужас людей, находящихся в непосредственной близости. Всего лишь пять строк заставляют вас прочувствовать это. Вот где настоящее искусство!

Мы снова будем петь
И танцевать
Вокруг цветов
В нашем родном городе,
Фукусима, Фукусима.


Эти гогёси дарят нам радость и надежду на будущее. Мы все хотим снова начать петь и танцевать. Говорят, нет худа без добра, и добро в данном случае – это надежда.


Пугала
В рисовых полях после жатвы…
Закат.


Это напоминает мне знаменитую картину Винсента Ван Гога, где изображены вороны, кружащие над пшеничными полями. Искусство слова здесь пересекается с искусством изображения.

Эд Хансен
29 ноября 2012
Нанхем, Нидерланды

Гогёси

 

РЕКА
Река, питаясь
Талыми снегами,
С приходом весны
Стремительно течет.
Далекие горы.

БУТОНЫ
Такие круглые
Розово-персиковые бутоны,
Они прекраснее,
Чем
Распустившиеся цветы.


МАГНОЛИЯ
После заката
Проступают
В полумраке
Цветы магнолии,
Подобно множеству белых лампочек.


ФИАЛКИ
Весенним утром
На прогулке
Пожилая пара,
Глядя на фиалки,
Ведет беседу.


ЛЕПЕСТОК
Лепесток
С цветущей вишни
Спланировал
На спину
Моей спящей собаки.


ВОДОПАД
Пенящиеся
Удары водопада
О камни
Наполняют мое сердце
Неистовой сладостью.


ФОРЕЛЬ
Форель
Выпрыгивает
Из тихой реки,
Разукрашенной закатом
За далекими горами.


СВЕТЛЯЧОК
Спрятанный светлячок
В моих ладонях,
Словно в маленькой клетке.
Я отпускаю его
В тихую ночь.

ОШЕЙНИК
Пустынный
Широкий парк,
Я отпускаю мою собаку
С поводка.
Летний рассвет.

РИСОВЫЕ ПОЛЯ
Летним вечером
Дует ветерок,
Создавая рябь
На зеленых-зеленых
Рисовых полях.


АРОМАТНАЯ ОЛИВА
Осенний ветер
В нашем саду…
Маленькие оранжевые цветы
Ароматной оливы
Запутались в волосах моей жены.


ПОЛНАЯ ЛУНА
Глядя вверх
На полную луну
Я представляю:
Ты тоже смотришь
В ночное небо.


МАЛЕНЬКИЙ КОЛОКОЛЬЧИК
Этот маленький колокольчик,
Созданный для отпугивания медведей –
Единственный слабый звук,
Доносящийся до меня
На горной тропе.

ФЕСТИВАЛЬ
С криками, вместе,
Взвалив на плечи небольшой храм,
Маршируют взрослые.
Их глаза блестят,
Словно у молодых мальчиков.


ГИНКГО
Миллионы
Золотых листьев
Гинкго
Прощально вспыхивают
На фоне голубого неба.


ОПАВШИЙ ЛИСТ
«Мой подарок для тебя!» -
Маленькая девочка подбежала
И раскрыла ладошки:
Японский клен,
Красный опавший лист.


ПЕРВЫЙ СНЕГ
Просыпаюсь.
Первый снег зимы
Сделал мою комнату
Холоднее,
Белее.


ОБЕЗЬЯНЫ
Дикие обезьяны,
Закрывая глаза,
Мокнут
В горячем источнике
Под падающим снегом.


ЗВЕЗДНЫЙ СВЕТ
Воздух
Становится холоднее
Свет звезд –
Яснее
В бесконечной Вселенной.

КОСТЕР
Пламя костра
Пылает в ночи,
Падающий снег
Тает на челке
Маленькой девочки.


ЗАПАХ
Когда моя кошка
Не приходит домой,
Я неторопливо жарю рыбу,
Чтобы запах пошел
Из окна.


САД ПРИ ХРАМЕ
Сто лет,
Двести лет…
Чем больше времени проходит,
Тем прекрасней он становится –
Храмовый сад.

СЕМЯ
Даже когда
Я состарюсь
Я сохраню семя,
Способное дать цветы
Глубоко в моем сердце.

ВРЕМЯ
Я не могу его видеть,
Я не могу его слышать,
Но время
Проходит через мое тело
Как кровь.

ДРЕМА
Моя собака на лужайке,
Моя кошка на столе,
Моя жена на диване –
Все дремлют.
Прекрасное воскресенье.


 

Gogyoshi bun

Мой родной город Фукусима

(1)

Большинство японцев возвращаются в свои родные города, чтобы помолиться за своих предков на их могилах. Эта буддистская традиция на японском языке называется «Обон». Следуя этой традиции, прошлым летом я вернулся в свой родной город Фукусима, чтобы помолиться за своих покойных родителей. Но на этот раз, в 2011 году, меня одолевали сомнения в связи с радиацией, вызванной ядерной утечкой на атомной станции Фукусимы 11 марта 2011 года. Ветер распространил цезий от завода по всей префектуре. Говорят, в будущем это может быть причиной рака детей и младенцев. Поколебавшись несколько дней, я решил вернуться туда, несмотря на сомнения. Надеюсь, я достаточно стар, чтобы заболеть раком от этого выброса. Добирался туда автобусом-экспрессом в августе месяце. Когда я вышел, моему взору открылись поля, простиравшиеся настолько, насколько мог видеть глаз.


Стоя перед зелеными-зелеными,
Сверкающими рисовыми полями,
Я не могу поверить,
Что они заражены
Цезием, принесенным ветром.

 

(2)

Я остановился в доме моего брата, и на следующий день решил прогуляться с моими племянниками. Один из них произнес: «Ой, я забыл взять с собой дозиметр». Он сразу же вернулся домой, чтобы захватить его. Детям на Фукусиме всегда вешают дозиметры на шею, чтобы учителя позже могли проверить уровень их радиации.
Мы шли вдоль реки к парку. Ни один ребенок не играл там. Были только мои племянники. Возможно, дети остались дома, играя в компьютерные игры или смотря телевизор, следуя совету школьных учителей оставаться дома и играть в помещении как можно больше, чтобы избежать ветра с цезием.

Дозиметры
Висят на шеях детей,
Даже когда они
Играют со мной
В зеленом парке.

 

(3)
Как-то днем внезапно пошел дождь. Наша кошка, спасаясь от ливня, бросилась к дому моего брата и села под навесом.


Кошка,
Не ведающая,
Что слизывает
Дождь из цезия
Со своей мокрой шерсти.

 

(4)

Все горожане, проживающие вблизи завода, покинули свои дома после того, как реактор дал течь. Молодые родители с детьми искали безопасное убежище довольно далеко от области. Но некоторые старые фермеры, живущие неподалеку, вне зависимости от того, богаты они или нет, не захотели переезжать в другие места. Они не желали изучать новые диалекты, новые обычаи, не хотели оставлять своих соседей и друзей.


Чиновники говорят:
«Бегите из вашей деревни!»
Но старики отказываются,
Они хотят остаться
В своем родном городе Фукусима.

 

(5)

Однажды ночью, когда мы все вместе смотрели в гостиной по телевизору футбол, я съел розовый персик. Несмотря на его великолепный вкус, следы цезия, должно быть, пронзили мое тело. Я не вижу цезия, не слышу, не чувствую, этот враг невидим. Но, честно говоря, я не знаю, опасны ли «следы» цезия. Некоторые эксперты говорят, что они даже полезны для здоровья, но лишь до тех пор, пока это только «следы». Другие считают, что это очень опасно. Я не знаю, что из этого является правдой. Строго говоря, думаю, даже сами эксперты не знают настоящей правды. Только в будущем мы сможем узнать, какой эффект оказывает цезий, хорошо это или плохо. Но что меня интересует сейчас - это насколько велик риск заболеть раком. Тем не менее, нет никакого способа узнать будущее наверняка. Во всей Вселенной это известно только Богу.

Цезий
Присутствует молча,
Без всякого запаха
Без вкуса,
В моих темных клетках.

 

(6)

Поздней ночью я говорил со своим братом о радиоактивном заражении. То, что он рассказал о молочном фермере, стало большим шоком для меня. Я прочитал множество статей в журнале о нем, изучив подробно детали. И резюме было следующим:
Фермер жил в маленькой деревеньке, недалеко от завода Фукусима, со своей женой-филиппинкой и двумя сыновьями. Его семью можно было назвать счастливой. У фермера было 40 коров, каждый день они вместе с женой много работали. Он построил новый цех, чтобы заработать больше денег, так как его сыновья были еще молоды.
Фермер приготовил новую сумку для своего старшего сына и ждал апреля, когда должна была состояться церемония открытия начальной школы, проходящая во время цветения сакуры. Но на заводе Фукусима произошел взрыв после цунами 11-го марта.

Ветер со стороны завода распространил цезий по полям, горам и домам его деревни. Будучи невидимым, неслышимым и не имеющий запаха, цезий пропитал всю траву. Через некоторое время в молоке коров оказалось много цезия, так как они пили воду из загрязненных рек. Каждое утро фермеру приходилось выбрасывать молоко. Заботясь о здоровье своих сыновей, он заставил их покинуть деревню и уехать на Филиппины в середине апреля. Это было перед церемонией открытия начальной школы. Фермер остался в деревне и некоторое время продолжал работать. Несмотря на тяжелый труд, уровень цезия оставался по-прежнему высоким. В конце концов, он оставил своих коров и присоединился к семье на Филиппинах в конце апреля. Но фермер не понимал ни английский, ни филиппинский язык. Он не смог получить работу, и в мае вернулся в Японию. Но там уже не было ни коров, ни его семьи.


Молочный фермер
Оставил это сообщение:
«Если бы завод не взорвался,
Я бы не убил
Себя».

 

(7)

Однажды я с семьей моего брата пошел на экскурсию в известное туристическое место на большом озере. Там было очень мало посетителей – все опасались цезия. Перед сувенирной лавкой со скучающим видом стоял продавец. Я приблизился к нему.
«Эй, похоже, у Вас не очень много посетителей».
«Да! Все предпочитают держаться подальше из-за заражения цезием. Но это ведь всего лишь слухи, не так ли?»
«Ну, я точно не знаю, является ли опасным маленькое содержание цезия в воздухе или нет. Даже небольшое количество может в будущем послужить причиной рака у детей».
Он наморщил лоб и угрюмо произнес: «Нет, правительство заявило, что все в порядке!»

Я присел на скамейку и спокойно начал говорить.
«Вы хороший парень, но Вы слишком доверяете правительству. Не следует слепо всему верить. Вы должны защитить своих детей. Некоторые родители избегают Фукусимы, поскольку они беспокоятся за детей».
«Черт! Если это правда, то что же тогда будет с нашими детьми в Фукусиме? Они едят овощи, содержащие следы цезия, каждый день. Значит, в будущем они заболеют раком?»
Я был подавлен этим вопросом.
«Эй, вот Вы – горожанин! Мы, местные жители, употребляем в пищу много продуктов, содержащих следы цезия – овощи, рыбу и мясо из Фукусимы. И, как результат, наши дети здесь в большой опасности!»
Его серьезная речь расстроила меня, но я решился ответить:

«Да, это правда! Поэтому мы должны найти наилучший способ помочь всем детям, включая и тех, что из Фукусимы. Мы должны избежать жертв со стороны детей в префектуре Фукусима, чего бы нам это ни стоило!»
«Вы чертовски правы!»
Он выглядел счастливым, но все же подозрительно спросил:
«А ты на чьей стороне, ты сам из Фукусимы или из большого города?»
Я перевел взгляд на озеро и неторопливо заговорил на диалекте Фукусимы.
«Я родился в префектуре Фукусима и жил здесь в течение 18 лет, пока не окончил среднюю школу. Но теперь, когда я 30 лет прожил в больших городах, я могу понять обе стороны».
Продавец удивился моему произношению и улыбнулся мне.
«Хорошо, хорошо. Мы не должны приносить в жертву своих детей в префектуре Фукусима. Конечно нет! Но я не знаю, как остановить это. Все, что мне остается – молиться».

Торговец посмотрел на величественное озеро перед ним. Дул ветер, синяя поверхность воды блестела, было довольно прохладно. Все выглядело так же, как и в любое другое лето. Не было лишь детей, которые бы купались в озере или кричали на пляже.


Верните,
Верните
Нашу прежнюю Фукусиму,
Где когда-то играли дети,
Гуляя со своими родителями.

 

(8)


Продавец перевел свой взгляд с озера на меня и продолжил: «Молиться – это хорошо, но этого недостаточно для будущего здоровья наших детей. Если у нас есть время на молитвы, мы должны помочь им и практически, нам нужно зарабатывать больше денег, чтобы дать им пищу без цезия, чтобы они не болели раком. Наше же питание не имеет особого значения, так как мы не проживем достаточно долго, чтобы получить рак в будущем».
Он расхохотался и откинулся назад. Я горько улыбнулся его шутке и попробовал убедить его еще раз:
«Но Вы должны давать своим детям еду с низким содержанием цезия, если это возможно».
«Хорошо! Если бы у меня был выбор между двумя продуктами, содержащими цезий, я бы дал моим детям тот, в котором содержится меньше.

Мы, родители, вели здоровый образ жизни десятки лет, но наши дети только начинают жить. Они все еще молоды. Кроме того, я не могу жить счастливо, если каждый день будет наполнен страхом перед цезием. Получается, что остаток моей жизни я буду несчастлив, не так ли?»
Он иронически улыбнулся, но затем снова стал серьезным.
«У нас, у родителей, есть только 20 или 30 лет в запасе, чтобы жить, а у наших детей – 70 или 80. Боже мой…»
Он немного помолчал и спокойно сказал сам себе: «У них будет несчастная жизнь, полная страха получить рак, который будет довлеть над ними с детства до самой смерти. Наши дети будут страдать от этого из года в год. А если они заболеют раком, страданий станет еще больше. У меня было здоровое тело благодаря моим родителям и другим предкам. Но если мои дети заболеют раком из-за цезия, мне придется извиниться перед всеми моими предками».

Некоторое время он неподвижно смотрел на землю, освещенную закатом.
«О нет. Вам не придется извиняться».
Торговец поднял голову и улыбнулся мне.
«Спасибо Вам!»
«Нет проблем», - я улыбнулся ему в ответ.
Он снова посмотрел в сторону сверкающей поверхности озера.
«Я буду выращивать овощи без цезия для моих детей, чего бы это мне ни стоило».
Я вежливо ответил: «Мне очень жаль, но я должен идти домой. Мои родственники ждут меня там».
Я помахал им рукой.
«О, мне очень понравилось болтать с Вами».
«Мне тоже. Увидимся следующим летом!»
«В самом деле? Следующим летом?»
«Да, конечно. Я вернусь сюда летом следующего года, чтобы помолиться за моих предков. Увидимся в следующем Обон!»

 

Генетическая наследственность,
Не испорченная
Цезием –
Драгоценный дар
В нашем темном мире.

 

(9)

После взрыва многие родители и общественные деятели начали очищать от цезия все территории дошкольных учреждений, начальных школ и вузов в Фукусиме. Жители чистили свои сады, и даже деревья. Фермеры освобождали от цезия рисовые и другие поля, леса. Множество людей изо всех сил старались очистить Фукусиму. Но новые порции цезия снова поступали на поля вместе с водой, стекающей с близлежащих гор. Люди должны были чистить снова и снова. Кроме того, беженцы не знали, когда они смогут вернуться в свой родной город, и смогут ли получить работу в других городах. Многие проблемы ядерной катастрофы до сих пор не решены. Тем не менее, добровольцы приехали не только из Японии, но и из других стран мира, чтобы помочь эвакуировать людей.

Огромное количество пожертвований, различные лекарства и даже произведения искусства, такие как песни, фотографии, были отправлены со всех стран мира. Люди в Фукусиме были не одни, у них были связи по всему земному шару. Доброта всего мира стала светом огня в темноте отчаяния.


Рис и овощи,
Груши и персики,
Кошки и люди -
Пусть все живое
Возродится в Фукусиме.

 

(10)

У меня вошло в привычку посещать Михару рядом с атомной станцией, чтобы каждую весну видеть красоту цветущих вишен. Там есть знаменитое дерево, которому 1000 лет. Это не обычное дерево, это огромная вишня. Жители называют ее «Такисакура». «Таки» означает «водопад», «сакура» - вишня в цвету на японском языке. Цветы похожи на розовый водопад, спускающийся с лазурного неба, нежный поток в теплом дыхании весны. Цветы не только великолепны, они – как олицетворение свежести на фоне голубого неба. Глядя на них, я и мои друзья перекусывали японскими пирожными и пивом, а потом несколько часов дремали. Так я делал каждую весну.
Но в этом году я не посещал Михару. Меня беспокоил цезий. Взрыв на заводе Фукусима в марте прошлого года не дал мне посетить это место в апреле.

Тем не менее, я собираюсь туда опять. Я вернусь в Михару в апреле следующего года, чтобы восстановиться, глядя на цветущие деревья. У меня будет свидание с Такисакура, как и раньше. По правде говоря, проблемы ядерного взрыва еще не решены. Это может занять десятки и сотни лет. Но Такисакура еще долго будет жить полноценной здоровой жизнью вместе с жителями, как символ восстановления. Если мы будем за ней ухаживать, то она проживет и еще 1000 лет. Такисакура будет цвести великолепными, такими свежими на фоне голубого неба цветами каждую весну после того как проблема радиоактивного загрязнения будет решена полностью. Конечно, спустя 1000 лет нас уже не будет в живых. Но зато наши потомки смогут увидеть ее в полном расцвете.

Мы снова будем петь
И танцевать
Вокруг цветов
В нашем родном городе,
Фукусима, Фукусима.

 

Хайку и Хайбун

Последний раз я посетил Михару, чтобы увидеть Такисакуру, в апреле 2012 года. Она была прекрасна, как всегда. Я любовался на нее в течение двух часов.


Тысяча лет
Пронесется в цветении…
Такисакура.

На следующий день после Михару я вернулся в Фукусиму. Там было много вишен в цвету. Но потом цветы стали опадать.


Один за другим,
Один за другим…
Цветки вишни.

 

Иногда я прогуливаюсь по близлежащему лесу.

Утренний свет
Сквозь молодую листву…
В лесу.

 

В Фукусиме, рядом с АЭС расположено несколько хороших пляжей, но теперь они пустуют.

Словно цунами
Было выдумкой…
Спокойное море весной.

 

На склонах гор в Фукусиме есть много террасных рисовых полей. Фермеры там выращивают рис с конца весны до начала лета. А затем зеленые саженцы колышутся на ветру в воде.


Поздняя весна…
Звук падающей воды
На террасах рисовых полей.

 

В мае я поехал на Сэндай, что расположен недалеко от Фукусимы. Он сильно пострадал во время цунами в прошлом году. Небольшой городок был практически смыт волной, за исключением нескольких домов и начальной школы.


Летняя трава…
Лишь фундамент дома
В тишине стоит.

 

В пустом городе, смытом цунами, я обнаружил много упавших черных объектов и подошел к ним.


На кладбище
Поваленные черные надгробия…
Летний свет.

 

В конце июля я посетил Минамисома, что рядом с атомной станцией в Фукусиме. Я намеревался посмотреть фестиваль лошадей под названием «Соманомаои». Этой традиции порядка тысячи лет. Я вошел на стадион города.


Облака песка,
Ржание лошадей…
Лето пришло в Минамисома!

 

Во время летних каникул я пригласил детей своих родственников из Фукусимы на пляж Югавара. Они не могут плавать в море рядом с Фукусимой из-за загрязнения цезием.


Дети
Из Фукусимы,
Крупицы в белом прибое.

 

Этим летом я был в Токио и присоединился к демонстрации против атомных станций, которая проходила в течение двух часов перед резиденцией премьер-министра. Там были мужчины и женщины, молодые и старые, японцы и иностранцы, люди всех религий.


«Нет атомным станциям!» -
Я кричу, кричу
Во влажной ночи…

 

Рядом с моим домом на рисовых полях растут лотосы. Каждое лето я хожу туда, чтобы увидеть эти цветы.


Тихий рассвет…
Тонкий лепесток
Цветка лотоса.

 

В прошлом году рис в Фукусиме содержал следы цезия. В течение года фермеры очищали от него поля.


Пусть в новом рисе
Больше не окажется
Цезия.

Слово «пугало» - киго, в японском языке тесно связано с осенним сезоном.


Пугала
В рисовых полях после жатвы…
Закат.

Прошлой ночью через мое жилище прошел тайфун. Мне пришлось собирать множество опавших листьев в саду.


Помятая бурей,
Вновь цветет космея
Этим освежающим утром.

 

Впервые после ядерной катастрофы в начальной школе, что стоит недалеко от заводов, прошел спортивный фестиваль. Цезия становится все меньше и меньше.


Дети
Устремляются к финишу…
Спортивный фестиваль.

В прошлом году в рисе из Фукусимы содержалось много цезия. Чиновники проверили рис из Фукусимы более строго, чем в прошлом году.


Наконец-то
Меньше цезия
В новом рисе.

 

Все жители, проживавшие вблизи АЭС, были вынуждены эвакуироваться из своих городов, оставляя дома, разбитые землетрясением и цунами.


Заметает снег
Сломанную гостиную…
Землетрясение и цунами.

Небольшая метель
Кружится высоко, занося все снегом…
Утреннее голубое небо.

 

Молочные фермеры покинули родные дома, отпустив своих коров в поля.


Падающий снег…
Черные коровы блуждают
Возле завода.

Мы можем представить себе это в середине зимы.


Грунтовые воды
Поднимаются по мертвому стволу…
Зимняя тишина.


 

Японские нарциссы
Всегда расцветают в середине зимы…
Скрытая энергия.

 

Мать вместе со своими маленькими детьми бежала в другую префектуру, подальше от атомной станции. Но ее муж по-прежнему работает в Фукусиме. Он не может найти работу в префектуре, где теперь живет его семья. Раз в месяц он приезжает к ним, чтобы увидеть жену и детей.


Пусть отец
Сможет жить со своей семьей
В Фукусиме.

 

После взрыва дедушка жил в одном доме со своими детьми и внуками в префектуре Фукусима. В саду он выращивал отличные овощи для своей семьи, но его внуки никогда не ели их, так как там содержались следы цезия. Теперь они едят только овощи из других префектур, которые их мать покупает в супермаркетах.


Пусть дедушка
Сможет поделиться своими овощами
Со своими внуками.

Дети в Фукусиме – не объекты для опытов. Они – огромная ценность в нашем мире.


Пусть дети в Фукусиме
Не болеют раком
В будущем.

 

Говорят, что возраст Такисакуры – около 1 000 лет.


Пусть Такисакура
Живет долго
В Фукусиме.

 

На свете много атомных станций, они есть не только в Японии.


Пусть ни одно живое существо
Во всем мире
Не пострадает от ядерных установок.

Пусть мои молитвы услышит Вселенная.
Дайте мне власть
Отменить все атомные станции!

 

Послесловие

Я родился в районе Айдзу префектуры Фукусима и провел там 18 лет, но теперь я живу в префектуре Канагава. Атомная станция в Фукусиме взорвалась 11 марта 2011 года после мощного землетрясения и в результате цунами. Прошлым летом, впервые после цунами, я отправился в мой родной город Фукусиму. Тогда я испытал огромный шок, увидев на шеях своих племянников дозиметры. Это заставило меня много думать о взрыве на заводе, после чего я написал «Мой родной город Фукусима». Это было в Японии осенью прошлого года. Более того, я перевел свой труд на английский и французский весной этого года, а этим летом и осенью написал хайку
Что касается гогёси, большинство из них я написал два года назад, когда мои мысли были заняты моим городом. Теперь «Мой родной город Фукусима» переведен на 18 языков благодаря моим друзьям на Фейсбук.

Кроме того, многие художники, вдохновившись книгой «Мой родной город Фукусима», приняли участие в выставке в Нидерландах. Там с 17 по 25 ноября 2012 года были представлены мои гогёси и их произведения.
Многие друзья, чьим родным языком является английский, помогли мне с английскими версиями. Отдельное спасибо Брайану Зиммер, Мервину Эдвардсу, Дженис Томсон и Эду Бремсону, благодаря которым мой английский стал намного лучше! Хочу выразить им свою искреннюю благодарность за сотрудничество в этом издании.


Таро Айдзу
1 декабря 2012
Хадано, Япония


Первое издание.
Авторское право. Декабрь 2012 Таро Айдзу.
Все права защищены.

Все фотографии были сделаны Таро Айдзу и Хидэаки Нагаминэ. Большинство из них – в префектуре Фукусима, некоторые – в других районах Японии.
Картинка на обложке нарисована Хонни Хёртц из Нидерландов во время проведения “Gogyoshi Art Project” в Лелистад в Голландии с 17 по 25 ноября 2012.

Перевод - Ирина Андрианова

 

anshin - душевное спокойствиеanshin©2011 Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.
Предложения о сотрудничестве, а также замечания и пожелания по сайту присылайте по адресу: anshin-sad@mail.ru

тел: 8 (965) 121-80-60 с 10.00 до 20.00